загрузка...

Категории

Интервью с продюссером сериала Измены Вадимом Перельманом

— Что вас привлекло в киносериале «Измены»?

— Сделать его мне предложил исполнительный продюсер Алексей Агеев, который привез сценарий и пообещал не уезжать, пока я не дам ответ. Сценарий мне очень понравился – я увидел в нем потенциал сделать картину не только смешной, но и умной. Увлекательной даже. И, конечно, согласился.

— Он показался вам похожим на американскую телепродукцию?

— Да, он даже больше похож на американский сериал, чем на русский. Он как «Californication», в каком-то смысле, как «Секс в большом городе», но те проще и тупее. Мой сериал намного глубже, чем выглядит на промо.

— В «Изменах» зрителю уже в первой серии рассказывают, что у главной героини три любовника. Тема измен так актуальна?

— Актуальна в каком смысле? Я думаю, это утрированная ситуация. У всех не более двух любовников, три – это уже чересчур (смеется). А если серьезно, то это и интересно, ведь искусство всегда утрирует реальность. Кроме того, когда я делаю проект, который написал не сам, то особенно не задумываюсь, зачем я его делаю. Потому что он мне нравится, потому что это, например, хороший шаг в моей карьере, потому что мне платят, наконец. Но не для того, чтобы что-то сказать – про измены, как в данном случае, или про эмиграцию, как в моем первом фильме, «Дом из песка и тумана», или про аборт, как в «Мгновениях жизни», про расстрелы в школах. Просто это интересные истории.

— То есть вы предпочитаете сторителлинг?

— Да. Я не пропагандист, а рассказчик. У меня, конечно, есть персональные мнения примерно обо всем, но я не разрешаю им заходить в искусство.

— И какое у вас мнение о российском кинематографе? Вы уже несколько лет работаете в России, до этого работали в Америке – и можете сравнивать кино русское и американское.

— Процесс или продукт? Если про процесс – то намного сложнее снимать здесь, чем в Америке. Команды и ключевые люди на съемках не такие опытные. И даже опытные не достигли того совершенства, которое есть у лучших американских специалистов. Я, конечно, сейчас обобщаю, и такие люди в России есть – я их уже нашел. И буду искать дальше.

— А продукт?

— А продукт как везде – есть хороший, есть плохой.

— Можете что-то выделить, что понравилось вам лично?

— Все, что снимает Валерий Тодоровский. Юрий Быков – его «Майор» очень хороший фильм, я бы такой хотел сделать.

— Какой-либо из русских сериалов может стать форматом для западного телевидения?

— Конечно. Да хоть вот «Измены» — их спокойно можно перевести, переснять с западными актерами и сценарием, скажем, для рынка США. Считаю, что он находится на уровне американских сериалов – даже так, как он сделан сейчас. И мои американские коллеги, которым я показывал фильм, подтверждают это.

— А над чем сейчас работаете? В кинобазах за вами числится интересный проект «Песня имен» (The Song of Names) с Энтони Хопкинсом и Дастином Хоффманом.

— Этот проект задуман еще в 2008 году. Но тогда Хопкинс сломал ногу, потом ушел на другие картины, и «Песня имен» получил статус hold, был отложен. А сейчас эти актеры стали чуть-чуть старенькие для меня.

В ближайшее время я собираюсь начать драматический фильм – там пока нет актеров, но есть интересный, актуальный сценарий. Этот фильм про бога. Он начинается с того, что маленькая негритянка, приехавшая с Гаити и живущая в палаточном городке во флоридском местечке Белл-Глейд (Belle Glade), устраивает стрельбу в офисе девелоперской компании. Она стреляет очень умело, а потом сдается полиции, рассказывает, что ее бог приказал ей сделать это. А защищать ее на суде будет опустившийся адвокат.

— А в России есть какие-то проекты?

— Нет, сейчас нет.

— А что вы хотели бы снять в России?
— В России я хотел бы сделать – сейчас будет очень пафосно – хороший великий фильм, который вошел бы в историю русского кино. Не обязательно эпический, не обязательно про войну. Обычный человеческий фильм про людей. Примерно как «Дом из песка и тумана», может, чуть-чуть больше. Хотел бы сделать что-то вроде «Осеннего марафона» или «Москва слезам не верит». Но только современный, про наше время, с нашими – или вашими – проблемами.

— Но не ремейк?

— Нет-нет! Просто такого же типа.

— А такой фильм может стать популярным, например, в США?

— Если как блокбастер, то нет, конечно. А вот на уровне иностранных фильмов – да, вполне.

Добавлено 21.09.2015

загрузка...

Комментарии

  • Комментариев (0)

Добавить комментарий

Реклама

загрузка...